Гончий (фрагмент)

Гончий ищет и находит Манки. Фрагмент.

Все-таки, переходы – не самая приятная часть работы. И ладно, если бы в любом мире этот процесс был одинаков, так нет же. Где-то, как сегодня – былое марево и ощущение пустоты, в других – ледяная чернота… Сколько миров – столько ощущений. Привыкнуть невозможно. По крайней мере у меня не получается.

Марево рассеялось и вокруг стали видны очертания строений. Судя по всему – местная городская площадь. С претензией. Метрах в ста впереди высилась упрощенная версия кремля. Нет, не кремля, а Кремля. Значит, соответственно, я стою сейчас на Красной Площади. Занятно. Надо будет сделать себе маяк на этот сектор, побродить на досуге. Как будто он у меня есть, этот самый досуг. Я мысленно хмыкнул. Наспех оглядел себя – вроде ничего, добротные ботинки, по типу немецких, шорты, футболка, фотоаппарат. Могло быть и хуже.

Оглянулся. И не зря – позади стремительно вращалась какая то сияющая фиговина, метра 3–4 в диаметре. Что-то в ней показалось знакомым. Глобус! Да уж, ничего такая фантазия у автора сего чуда. На всякий случай я отошел на пару шагов и по радиусу направился в большое белое здание, напоминающее Дворец пионеров или сельский дом культуры – переросток. Из белого материала, весьма величественный. С направлением я не ошибся – довольно быстро нашел какие-то информационные доски, и, потратив минут 15 на их изучение, сообразил, куда мне двигаться дальше. Заодно почерпнул обширные знания из области местного музыкального и изобразительного искусства. Все было в рамках.

Меня всегда интересовал процесс интерпретации мозгом чуждых, по сути своей, ему образов. Даже пробовал читать умные книжки на эту тему, но так и не пришел ни к чему. Вот и сейчас, рассматривая на эээ, инфостендах (а как еще обозвать здоровенные кристаллы с изображением, у которых всего два измерения, еще и поющие при этом?) работы местного фото-художника, я не был уверен что вижу то что они показывают. Скорее всего это была пресловутая интепретация. Вполне себе земные картинки. Миловидные девушки, цветы и баня. В смысле деревенская такая баня. Вот и написано: Н. Фомин. Серия открыток «Деревенская Баня». Хотя наверняка он и не Фомин вовсе и на картинах этих вообще не люди и даже не существа из плоти и крови. Ну да бог с ними. Потом, если будет время, осмотрю все достопримечательности. И если буду я сам.

Все, что от меня сегодня требовалось – это найти Монки. Или Монка. Или Манки. Скорее всего Манки, беда с этими мыслеобразами. Монк – монах, Манки – обезьяна… Ну и как его или ее искать? Вот с такими позитивными мыслями я прошел и Кремль и Красную Площадь, бросив мельком взгляд на огромный постамент, или даже сцену слева, где перемещались сами по себе гигантские шахматные фигуры. Гигантомания блин. На площади присутствовали и активно общались какие-то существа, среди них я заметил несколько антропоморфных, но подходить не стал. Незачем. Вот примерно тут, через квартал, должна быть цель моего визита. Клетка Монстра. Не спрашивайте, откуда я это знаю. Я всегда это знаю. Наверное мы рождаемся с особым GPS в голове или в ином каком естественном отверстии тела. Я представлял себе клетку. Пусть даже неземную. Например н-мерную, или же клетку Мебиуса. Но увы. Все было проще и одновременно сложнее. Клетка была обычной, но высоко над поверхностью, установленная на столбе из гладкого и скользкого на вид материала.. Гигантомания, я уже говорил. Или же своеобразный юмор.

Я остановился и огляделся. Кинул взляд на небо – хорошо сделано, даже облака есть и солнце. И что-то или кто-то болтается в вышине. Причем неподвижно замерев на одном месте. Черный вертолет, ухмыльнулся я про себя.

«Отнюдь. Это Спящий Ут, а не какой то там вертолет». Это раздалось из-за спины.

При других обстоятельствах я бы сказал что – то едкое, про «подслушивать нехорошо» и тому подобную чушь. Но не в этот раз. Я обернулся. Надо сказать, что в этом месте было невозможно повернуть голову – можно было только поворачиваться всем телом. Несколько неудобно. Передо мной стоял Лис. Нормальный такой Лис – во фраке и цилиндре. Привет, Лис, сказал я. По моему мнению, чем чаще здороваешься, тем меньше неприятностей, таков опыт.

-Привет. Я говорю, что это не вертолет. Это спящий Ут.
-Ну теперь-то понятно. И давно он там эээ, висит?
-Давно. Всегда. Это его стиль – там висеть.
-Мило. Лис, я хотел бы увидеть Монка, он тут?

Лис сделал пару оборотов вокруг лисовой оси и задумчиво констатировал, что не видит почему-то Монка, с которым я бы хотел увидеться.

Ясно, сарказм. Я заметил невдалеке особу женского пола, судя по очертаниям и двинулся к ней. Подойдя поближе, слегка напрягся – выражение лица особы не предвещало ничего хорошего.

-Привет. Вы не знаете, как мне найти Монка?
– Я конечно допускаю, что напоминаю справочное бюро, но не настолько же. Впрочем, отвечу по существу – полагаю, что Монк дома. В Клетке.
-Большое мерси, леди.

Постояв пару секунд для приличия, я опять направился к клетке. Там поменялась обстановка и Лиса уже не было, но было нечто. Что-то вроде насекомого, с выражением лица (или морды?), которое бывает у потомственных мелких пакостников в седьмом поколении не меньше.

Естественно, я опять задал вопрос про Монка. Мух, нет, не так, М у х Ъ – вот так звучало его имя, что-то ответил. Мне понадобилось несколько минут, чтобы распознать наречие, на котором он говорил. В нашем мире ему ближе всех пресловутый «олбанский падонкавский».

-Манки обычно в Клетке. А клетка на столбе. Соответственно, только кретин не может понять где Манки. Ты кретин. Такая вот четкая логика.
(примерно так переводился его олбанский на нормальный язык)

Я кивнул М у х Ъу и уставился наверх, на клетку, пытаясь понять, как же туда забраться…
М у х Ъ вероятно сжалился над моим убожеством и сказал – Ну чего ты ее гипнотизируешь – просто взлети туда. Как я! («как я» было сказано с непередаваемой гордостью и апломбом). М у х Ъ взмыл вверх и исчез.
Причем я заметил что крылья у него не двигались. Ну и отлично, значит я тоже могу, просто не знал, что тут так можно. И тоже взмыл. Вернее неуклюже, раскачиваясь, потянулся вверх, стараясь не потерять равновесия и не оказаться в непотребной позе.

Добравшись до Клетки, я неловко притормозил и увидел еще один сюрприз – в Клетке не было двери. Вернее была, но это была имитация двери. Просто для вида. Но тут уж я сообразил, что раз нет двери, то наверняка она не нужна. Оказался прав и прошел сквозь прутья. практически без неприятных ощущений.

Внутри клетки стоял стол, пара стульев (все очень прочное на вид, из толстых деревянных брусьев и досок), на столе стояли несколько кружек пива и был Монк.

Манки именно был. Есть несколько способов расположения в пространстве – можно стоять, сидеть, лежать, висеть и так далее. А Манки – умел быть. Любое другое слово не подходило. Зато я понял, почему не мог никак определить как же зовут существо – Монки был не один. Его было два. Я не знаю, как это возможно, тем не менее, его было два. Но это уже детали – у всех свои недостатки и достоинства. Я нашел его, и мне осталось совсем немного сделать, чтобы закончить работу и отправиться по своим делам.
Манки был и смотрел куда то вдаль и одновременно вглубь вещей. Это самое точное описание его (их?) взляда.

Я машинально засучил рукав (которого кстати не было) и повернул предплечье так, чтобы Манки увидел знак Гончего. Манки не отреагировал, но я был уверен что он понял, кто я. После этого я снял свой фотоаппарат и оставил его Манки. Он ведь и предназначался Манки, да и, между нами говоря, не был фотоаппаратом. Просто он им выглядел в данном мире и в данный момент. Так бывает.

Пройдя сквозь прутья, я выбрался наружу и направился к тому месту, откуда пришел. Такая вот традиция – всегда уходить туда же, откуда прибыл.
По пути заметил Кисмета. Он трепался о чем-то с леди, у которой я спрашивал про Манки. надо же – это же все равно, что пытаться говорить с морозильником. Хотя кто их разберет. Я мысленно пожал плечами, наспех создал себе маяк на этот мир и благополучно его покинул, как обычно обещая себе обязательно его изучить, как только появится свободное время. Если появится.

2012