45-й километр. Канва.

Человек, мужчина средних лет, переселился из города и живет в закрытом заповеднике, на территории условной «зоны отчуждения» вокруг Аномалии, например ЧАЭС.
Аномалия специфична, кроме радиации и изменений флоры фауны, является источником неизученных и пока что необъяснимых явлений.
Внешний мир знает о происходящем довольно мало, в теме лишь сотрудники института Сельского хозяйства и Экологии, да и то не все, а лишь работающие в Лаборатории — 86. Международные специалисты были тут довольно давно, сейчас интересуются мало, гранты не выделяются.
Жители области довольствуются слухами, но по большому счету им без разницы что там происходит. Бывают в зоне редко, с разрешения властей и по строго определенным маршрутам, например посещают кладбища на Радуницу и т.п.
Границы заповедника охраняются, интерес зона вызывает в основном у любителей приключений и селфи. Нормальному человеку не придет в голову подвергать свою жизнь и здоровье угрозам. Все ценное давно уже растащили. Иногда криминалитет пытается использовать заповедник для разведения конопли, мака.
В областном центре есть специализованное медучреждение, официально это онко-диспансер, когда то построенный на средства выделенные международным сообществом на программу реабилитации этой местности. (Его роли пока не знаю)
Сталкеры. Нужны ли тут сталкеры? Не уверен. Хотелось бы максимального приближения к реальности. Впрочем, их можно периодически показывать всколзь, без акцентуации. Что они там делают? Ну… что то делают. Могут барыжить артефактами за бугор за валюту.  Но это уже за пределами сюжета. Основная тема тут — обыденность происходящего, как и есть сейчас в ЧЗО.
Государевы люди. Служба контроля (Л-86), лесотехнические специалисты, жадные до древесины барыги от госслужбы. Погранцы, милиция. Все как сейчас. Спецслужбы? Им пофик, не их область.